Старая версия сайта доступна по адресу old.infoflag.ru.

Карусели тоже болеют

Карусели тоже болеют

28 июля она пропала из поля моего зрения. Мне даже взгрустнулось и стало как-то пусто на душе, несмотря на то, что я ожидала каких-то действий в ее сторону больше двух месяцев.  А она просто исчезла. Одна из самых любимых каруселек многих малышей во дворе, кажется, уже давно отжила свой век, но пошарканные поручни, неокрашенные «сидушки», шатающееся основание не мешали получать удовольствие и головокружительные эмоции урайской ребятне. Однако в один из теплых майских дней «крутилка» перестала функционировать, завалилась на бок и будто бы сообщила: «Силы иссякли вовсе».

Родители недоумевали, дети грустили:  неужели «старушка» больше не будет нас катать? А кто-то со двора с чувством глубокой убежденности успокаивал: «Скоро починят, так ведь не останется»…

Еще тогда, весной, о случившейся болезни карусельки я сообщила в организацию, которая обслуживает детские городки Урая. Позвонив руководителю ООО «Прогресс» Татьяне Степановой, я сказала, что во дворе домов 65-66 второго микрорайона «крутилка» больше не приносит радости ни детям, ни тем более их родителям, и попросила принять меры по обеспечению безопасности на детской площадке.

– Сейчас мы ждем акт обследования всех городков специальной комиссией. Как только будут определены необходимые работы, мы сразу же приступим к устранению недочетов, починке игровых форм, решим, что сделать и с вашей качелькой, – пообещала мне Татьяна Степанова.

Удивительно, но в соответствии с муниципальным контрактом № 435, заключенным с ООО «Прогресс», обслуживание детских площадок должно производиться еще с 1 января 2020 года,  а  на дворе – май. «Ну, – подумалось мне, – мало ли о каких комиссиях идет речь. Может, и вправду подрядчик должен начать действовать лишь после подписания каких-то актов обследования. Подождем».

Отмечу, что в соответствии с требованиями содержания детских городков, на каждой площадке должна быть установлена специальная информационная табличка с указанием обслуживающей организации и контактного номера телефона для оперативной подачи заявок. В нашем дворе таблички не оказалось.

– Сейчас мы занимаемся их изготовлением, – объяснила Татьяна Степанова. – Как будут готовы, сразу же начнем размещать. Пока заявки по городкам принимают в ЕДДС и передают на исполнение нам.

Что ж, надежда умирает последней. Я верила, что если карусельку не смогут сразу починить, то ее оперативно вывезут – небезопасно: детям ведь все равно, в каком состоянии аттракцион, они к нему тянутся, он дорог и любим ими хоть сломанный, хоть разбитый. Я неоднократно даже наблюдала, как юные урайцы пытались реанимировать «крутилку». Они словно делали ей прямой массаж сердца, надавливали на поручни и пытались сместить детали с надеждой, что им удастся все-таки запустить механизм.

Целую неделю, впрочем, как и раньше,  «крутилка» продолжала вызывать неподдельный интерес детворы. После отсутствия какой-либо реакции со стороны подрядчика я обратилась в управление ЖКХ города, отправила снимки карусельки, впавшей в непригодное состояние.  И стала снова ждать. Тем временем дети уже начали пробовать методы нетрадиционной медицины: они использовали траву, палки, песок и, главное, не переставали верить, что могут оживить свою пошарканную любимицу.

Прошел месяц. Случайно встретившись с представителем УЖКХ, я в очередной раз напомнила о болезни «крутилки». Ею тогда, кажется, был обеспокоен уже весь двор.

–  Неужели теперь, кроме коронавируса, никто больше ничего не видит? – сетовали бабушки на лавочках и показывали пальцем в сторону перекачивающейся с бока на бок металлической красавицы.

Пик моего терпения был достигнут, когда в адрес нашей редакции на телефон и в социальных сетях начали поступать заявки от обеспокоенных жителей Урая. Они рассказывали, что горки на площадках долго стоят сломанными, спрашивали, куда необходимо обращаться с этим вопросом, и просили помочь разобраться в ситуации.

27 июля сотрудники газеты провели рейд по детским площадкам. Думаю, что подробно описывать состояние каждой из них не имеет смысла, многие родители и так знают, на каких горках и качелях катаются их дети. Но почему никто должным образом не реагирует на призывы приведения игровых форм в нормальное состояние? Мы побывали всего лишь на семи площадках, из 64-х которые обслуживает «Прогресс», и на каждой выявили не просто недочеты, но и неисполнение подрядчиком муниципального контракта: на каких-то площадках была не покошена трава, некоторые игровые формы были поломаны, механизмы не функционировали, качели скрипели, а где-то в песочницах практически отсутствовал песок.  Горки оставляли желать лучшего, многие из них, кажется, уже вовсе забыли, что такое кисть с краской, а потому, рассердившись, выпустили на свои поручни торчащие занозы, которые запросто могут оставаться на руках малышни.

Собрав фото- и видеоотчет,  я отправилась в планово-технический отдел управления ЖКХ города, контролирующий подрядчика, чтобы  узнать, почему «Прогресс» должным образом не оказывает услуги по содержанию детских городков.

– Мы проводим осмотры, нарушения фиксируем в специальных актах, которые передаем обслуживающей организации для дальнейшей отработки, – пояснил начальник ПТО Игорь Логинов. – Безопасность детей превыше всего.

– Они вообще реагируют на ваши замечания? – уточнила я. – Может быть, вашего осмотра недостаточно, все-таки 64 городка… – и предложила осуществлять за игровыми площадками общественный контроль с привлечением представителей СМИ.

– Я не против, скорее, даже «за», но мне бы не хотелось подключать к этой работе социальные сети, – ответил Игорь Логинов.

И тут мне несказанно улыбнулась удача: в управление ЖКХ пришла Татьяна Степанова, чтобы подписать очередные акты. Я была ее очень рада видеть, не всегда можно не-
ожиданно застать в одном месте и в одно время и исполнителя, и заказчика.

– Татьяна, вы же помните наш майский разговор о сломанной «крутилке» во втором микрорайоне? – сразу же спросила я.

– Конечно. Ее нужно вывозить, но в смете у нас это не заложено, – сказала руководитель «Прогресса». – У нас вообще много чего в смете не заложено.

Однако уточню, что в приложениях к муниципальному контракту № 435 «Содержание детских городков» в  части «требования к качеству и условиям оказания услуг по содержанию детских городков» в пункте 11 прописано: «Проводить демонтаж и удаление с территории детских городков малых архитектурных форм, которые не соответствуют требованиям безопасности».

Татьяна Степанова продолжала рассказывать о видах и объемах работ, которые прописаны или не прописаны в смете… И что было или не было сделано, по каким причинам…

Я задала ей вопрос: почему меня, как обывателя, должны интересовать существующие у нее проблемы?

– Знаете, этот разговор может длиться бесконечно, – сказал Игорь Логинов. – Сейчас вы подпишите акты, Татьяна Викторовна, и уже основательно можно будет разговаривать 3 августа, когда мы пойдем осматривать площадки в очередной раз. Срок устранения этих замечаний –  31 июля.

Попрощавшись со своими собеседниками, я вышла из управления ЖКХ с чувством неудовлетворенности. Я не смогла получить полных ответов на свои вопросы, а главное, шла и думала, как мне объяснить своему трехлетнему сыну, почему любимую карусельку до сих пор так никто и не починил.

Объяснять не пришлось. Как я уже сказала ранее, «крутилку» вывезли со двора в этот же день.

Теперь возникает другой вопрос: ее ожидает «бальзамирование» и некое восстановление или все-таки пошарканная любимица отправится на кремацию? Тогда кто заменит ее?  Но, пожалуй, это будет еще одна история, окончания которой, возможно, мне опять придется добиваться самой…

Фото автора


Зарегистрируйтейсь, чтобы участвовать в обсуждении.

Полезные ссылки