Старая версия сайта доступна по адресу old.infoflag.ru.

Мы все – Петрушкины из Шаима

Мы все – Петрушкины из Шаима

В год празднования 75-й годовщины Великой Победы

Мы продолжаем публиковать воспоминания жителей Урая о родственниках и знакомых, воевавших в Великой Отечественной войне. Уникальная возможность увековечить их память на страницах нашей газеты, а также пополнить информацию государственного архива Югры появилась у горожан благодаря акции «На фронт нас призывал Ханты-Мансийский РВК». Для этого нужно из семейных альбомов взять фотографии участников боевых действий, записать воспоминания об их жизненном пути и передать руководителю клуба «Источник», который работает при городском Совете ветеранов. Не забудьте указать свою фамилию и контактный телефон.

* * *

Шаим – «Саим» – в переводе «гнилое место». Перед деревней было болото, и чтобы попасть в соседнюю Чантырью, нужно было аккуратно пройти по досочкам, кочкам и маленьким мосточкам. Дороги не было, летом добирались до Шаима по реке Конде, зимой – по санному пути.

В каждой деревне перед войной был колхоз, в Шаиме – колхоз «Парижская коммуна», в котором сеяли рожь, пшеницу (были два больших поля).

Родители

Павел Михайлович Петрушкин – глава семейства, был специалистом высочайшего класса, все умел делать: и сани, и дровни, отбивал косы, делал грабли, вилы. Он возглавлял рыболовецкую артель, где плели сети, ставили неводы. Евлампия Владимировна Петрушкина работала в колхозе, пасла овец, вела домашнее хозяйство, на ткацком станке ткала половики, холщовую ткань, была большим специалистом по выпечке хлебных изделий.

Павел Михайлович ходил по пашне с большим коробом, где лежали семена пшеницы, и, широко размахивая, раскидывал зерно по сторонам. Он не сидел без дела. Он брал с собой на рыбалку внучку Нину. Достанет с невода рыбу, разожжет костер, повесит над огнем ведро и варит уху. Вкуснее ухи девочка в жизни не ела. А дедушка все рассказывал внучке, что он делает, а Нина смотрела и запоминала.

В семье Петрушкиных было 12 детей, но выжило 8. Дом был большой, в нем – русская и железная печки, палати, плетеная люлька, в которой качали каждого из детей. Когда в доме было холодно, забирались спать на палати.

Старший сын

Старший сын Демьян Павлович (1922 года рождения) работал в колхозе охотником и рыбаком. До войны он вместе с супругой Марией Спиридоновной жил в поселке Шаим. В 1940 году у них родилась дочь Нина.

В 1941-м мужчин из Шаима, Полушаима, Сарансуя забрали на фронт. Из деревень Супра, Мортымья и других населенных пунктов, куда не мог дойти водный транспорт,  мужчины добирались по тайге. Молодые здоровые парни садились в баркасы и на гребнях выезжали до Кондинска, районного центра, а там дальше их направляли в Омск, где формировали сибирскую дивизию, которая в дальнейшем защищала Москву и Ленинград.

В первые дни войны из семьи Петрушкиных на фронт ушли четыре сына: Николай, Аркадий, Демьян, Андрей. Они добрались пешком до Чантырьи, где их ждал пароход «Гашунин». Десятимесячную дочь Нину Демьян Павлович нес на руках, а рядом шла молодая жена, провожая мужа на фронт.

Демьян Павлович был призван в ряды Советской армии 29 июня 1941 года Ханты-Мансийским РВК. Служил стрелком 12-го стрелкового полка. Во время боя за селение Васильевское был убит и похоронен в деревне Васильевское Малоярославецкого района Московской области.

Младший сын

Вести с фронта приходили постоянно. Первая похоронка пришла в семью Петрушкиных на старшего сына – Николая.

– О Дне Победы в Шаиме узнали по радио. Деды в селе вынесли ружья, зарядили их, встали в ряд и начали стрелять, залпами, посменно, а ребятишки сначала кидали вверх зажженные спички, а затем сделали факелы и бегали с ними дотемна по селу. Через день в правлении колхоза собрались всем селом, накрыли столы и праздновали День Победы. Такого пиршества до этого дня в деревне не было, – вспоминает младший сын Анатолий Петрушкин.

Внучка

Спустя годы Нина Демьяновна начала собирать информацию о большой семье Петрушкиных. Она делает запросы в архивы округа. Большую работу по составлению родословной сегодня проводит Нина Демьяновна со своей племянницей Надеждой, которая тоже родилась в поселке Шаим. Уже сейчас они составили трехметровое родословное древо.

В начале 2020 года документалист Ольга Гаврилова передала Нине Демьяновне информацию еще об одном ее родственнике – Семёне Прокопьевиче Петрушкине, сведений про которого у женщины не было.

Неизвестный родственник

Семён Прокопьевич родился в 1922 году в деревне Шаим Кондинского района. В 30-х годах вступил в комсомол, где принимал активное участие в жизни комсомольской организации Конды. Работал ликвидатором по неграмотности. В июне 1941 года окончил советскую партийную школу и сразу же был призван в армию. Сохранились письма лейтенанта, политрука Семёна Прокопьевича Петрушкина.

Письмо от 6 февраля 1943 года: «Дорогая Тася, знаешь ли ты, что я награжден двумя орденами Красной Звезды? Я их лично заработал в бою за свою Родину, за нашу Отчизну. Я жив и здоров, живу отлично…»

20 сентября 1944 года: «Нужно добивать раненого зверя, ведь он уходит на свою территорию, и мы там его разгромим. И эта ответственная задача ложится на нас, на гвардейцев, и мы это сделаем, а уже после победы вернемся домой. Вот тогда мы устроим, дорогая моя сестра Тасенька, вечер, и я думаю, мы это выполним после разгрома врага. Ну, сейчас, Тася, сообщаю, что нахожусь на территории Белоруссии, недалеко от столицы ее. Несколько раз бывал в этом городе. Проклятые немцы, что они сделали с этим городом, который был на 4-м месте в нашем Советском Союзе, а сейчас разрушен. Но его немцы нам и восстановят…»

Письмо сестре: «Привет из Восточной Пруссии! Здравствуй, Тася! Вечер. Гул орудий становится слышно все больше и больше, но сырая прусская погода мешает громить фрицев. И вот сейчас приходится не очень много отдыхать. И в эти минуты отдыха зато наша артиллерия угощает Гансов, Мюллеров, Гретхен. Война далеко ушла на запад, вошла на территорию Германии. Сейчас, Тася, мне нравится эта война, Гансы по дороге бросают все добро, которого у них так много было награблено в России, сами стараются намазать пятки себе скипидаром и бежать на запад, до Берлина. Но ничего, наши Танюши, Пети, Сани догонят их и в Берлине, там будет построже суд, чем здесь. Пусть эту заповедь все фрицы помнят. Вот, Тасенька, нам сейчас, танкистам, Петеньки хватает».

11 ноября 1944 года: «Нахожусь я сейчас на немецкой территории. Громим это зверье в его логове, т. е. в собственной берлоге. Приходится трудно, потому что языка я немецкого не знаю, поэтому встречаются трудности. И таких трудностей бывает очень много. Но, правда, всему хорошему помогает мне моя незаменимая «танюша» – они находят общий язык с любым фрицем и гретой. А поэтому я мало разговариваю с этими зверями. Правда, кое-когда приходится поговорить на общую тему, как у них сейчас заведено разговаривать. Только одно и твердят: «Гитлер капут», больше ничего не болтают.

Семён Прокопьевич погиб 10 февраля 1945 года, похоронен на южной окраине деревни Вилитау, в 13 км. от города Бреслау.

Фото из архива семьи Петрушкиных

По материалам Ольги Гавриловой подготовила Ольга Ступак


Зарегистрируйтейсь, чтобы участвовать в обсуждении.

Полезные ссылки