Старая версия сайта доступна по адресу old.infoflag.ru.

Избавиться от ветхого жилья

Избавиться от ветхого жилья

– Всю жизнь приходится бороться, – сетует Зинаида Ивановна.

Куда она и ее соседи только не обращались, чтобы решить свою проблему. И вот все эти хлопоты – позади. Остались только приятные, связанные с новосельем.

Я встретился с Зинаидой Ивановной и ее супругом Иваном Фёдоровичем Дмитриенко на третий день после переезда.

– Две ночи уже ночевали по новому адресу. И знаете, спала как младенец, ничего не снилось, – признается она.

Супругов Дмитриенко с полным основанием можно отнести к числу первопроходцев Шаима. Зинаида Ивановна, до замужества – Желонкина, родилась в деревне Мортымья, что стояла в среднем течении речки Мулымья, в семье, еще в начале тридцатых бежавшей от раскулачивания из Гаринского района Свердловской области.

Ее будущий супруг, Иван Фёдорович, остался сиротой во время войны, – его отец ушел добровольцем строить защитные сооружения под Москвой и пропал без вести, мать погибла во время бомбежки на железнодорожной станции. Детский дом, ФЗУ, первые шаги во взрослой жизни – работа на лесозаготовках, в сейсмопартии, плотником, грузчиком… В 1959 году он приехал в Тюмень, оттуда – в Ханты-Мансийск, и уже потом – в деревню Чантырья, где базировалась тогда нефтеразведочная экспедиция, и где он встретился с Зинаидой. В декабре 1959 года они сыграли свадьбу. Тогда он работал помбуром – верховым на буровой в бригаде Семёна Урусова.

Зинаида Ивановна, окончив школу – сначала шаимскую семилетку, затем общеобразовательную – в Леушах, девятнадцатилетней девчонкой помогала строить первые дома для экспедиции – вместе с другими своими сверстниками подвозила глину, кирпичи, пилила дрова, потом работала замерщицей на том самом шестом номере. Получив образование бухгалтера, всю жизнь посвятила работе на почте.

В 60-м году, вслед за бригадой Урусова, молодая семья переехала в Мулымью, где родились сыновья, в 1967-ом – в Урай.

– Мы жили на Ленина, в одноэтажном деревянном доме, а прямо напротив нас строили одну из первых урайских пятиэтажек.

Но капитальное жилье семья получила лишь годы спустя. Вначале была двухэтажная «деревяшка» в Г-18, после ремонта.

Этот дом сегодня пока еще расселяют, а тогда…

– Я без конца болела – пол холодный, под домом лед, – вспоминает она. – Нас тогда исключили из очереди на квартиру в капитальном жилье, и мне пришлось долго хлопотать, чтобы получить свой угол на пятом этаже пятиэтажки…

В 1994 году они обменяли урайское жилье на квартиры по программе переселения, и уехали жить в Краснодарский край. Но спустя годы вернулись обратно.

– Осенью четвертый год будет, – рассказывает Зинаида Ивановна. – Мы вернулись, чтобы помочь внучкам растить теперь уже правнуков. Сын купил «однушку» в старой деревяшке по адресу Г-45, а потом мы узнали, что это за дом – он буквально на глазах разваливался.

В 2018 году дом вошел в шестой перспективный перечень сноса ветхого жилья – изначально он был запланирован на 2022 год. Но жильцы не могли ждать – полгода собирали деньги, чтобы провести специализированную экспертизу, и в 2019-ом межведомственная комиссия признала дом аварийным. И тогда же его стали расселять. Вначале – только двух- и трехкомнатные квартиры, так что зимовать пришлось в полупустом доме.

– Только соседи выехали, так сразу повыбивали все окна на первом этаже, и никто не догадался их заколотить, – рассказывает она. – Натерпелись мы страху.

Лишь этой весной семья Дмитриенко получила уведомление – появилась и для них – однокомнатная квартира. Но и то переезд еще долго откладывался – теперь из-за карантина. Да и сейчас дом расселен не полностью.

– В соседней квартире жила труженица тыла. Она ушла из жизни два года назад. И ее внучка выбрала денежную компенсацию. Такой же вариант предпочли собственники еще двух квартир,  – говорит Зинаида Ивановна.

Экспертов Общероссийского Народного Фронта в Югре, которые на днях провели в нашем городе выездную рабочую встречу, привели в Урай коллективные письма.

Жители четырех домов: того самого 45-го, а еще 42-го и 51 дома микрорайона 1Г и 17 – микрорайона 1Д – обратились в региональный штаб ОНФ с общей проблемой – люди больше не могут жить в разваливающихся от старости деревянных строениях.

Так, семья Нартдиновых из 42-го дома со страхом наблюдает, как разрушается их квартира. Они живут в этом доме уже тридцать лет, но последние годы стали настоящим испытанием.

– Зимой холод, пол горбатится, стены расходятся, – говорит Зиля Нартдинова. – Соседняя квартира вовсе пустует.

Надежде Кайгородовой два года назад пришлось экстренно переселиться в маневренный фонд – внешняя стена выпала на улицу. Сегодня пенсионерке приходится платить сразу за две квартиры: в маневренном фонде – потому что живет, в ветхом доме – потому как собственница.

Решение о признании его аварийным было принято накануне, 11 августа. Однако расселят его не завтра, потому что аварийных домов в городе сорок один.

По словам начальника управления по учету и распределению муниципального жилья администрации Урая Светланы Беловой, сегодня в городе десять домов недорасселены. Дело в том, что некоторые собственники жилья вместо квартир предпочитают денежную компенсацию, но средств на это у города сегодня нет. В 2020 году на эти цели в бюджете Урая было заложено 17 млн рублей, а чтобы выплатить компенсацию всем жильцам частично расселенных домов, требуется порядка 60 млн.

Между тем, для муниципального бюджета частично расселенные дома – тоже дополнительная нагрузка – здание надо отапливать, обслуживать коммуникации.

Проблема – в самом механизме расселения аварийного фонда: деньги из регионального бюджета выделяются только на приобретение новых квартир, средства на компенсацию должен изыскивать сам муниципалитет.

Общественники выступили с инициативой – изменить механизм выплаты компенсации жильцам «авариек». В чем суть проблемы?

– Мы направили обращение губернатору региона и руководителю профильного департамента с просьбой изыскать возможность для изменения механизма выплаты компенсаций жителям аварийных домов, подлежащих сносу. Как мы выяснили, эта проблема остра не только для Урая, но и для других территорий округа, – отмечает сопредседатель Общероссийского Народного Фронта в Югре Владимир Меркушев.

И еще один вывод, который озвучили гости. На их взгляд, сегодня городу необходимо более плотно и детально работать с застройщиками, – чтобы в новостройках в достаточном количестве были и трех-, и двухкомнатные, и «однушки».

Впрочем, отмечу, что за последние восемь с половиной лет, с тех пор как в Урае приступили к реализации самого первого перспективного перечня сноса ветхого жилья, в городе было снесено 130 домов общей площадью 50 321 квадратный метр.

Сегодня темпы сноса набирают обороты, завершается расселение домов из пятого перечня, приступили к расселению из последнего шестого перспективного перечня. В этом году в Урае 71 семья уже получила новое жилье, и до конца года планируют расселить еще не менее 40 семей.

По словам главы города Тимура Закирзянова, сегодня в городе почти завершено строительство трех новых домов – достроены седьмой и восьмой подъезд 104 дома по улице Ленина, практически завершено строительство двух многоэтажек в микрорайоне 1А. Сейчас там ведется благоустройство, и в ближайшее время эти дома будут полностью готовы.

Кроме того, в микрорайоне 2А приступили к строительству еще одного дома, в котором будет порядка 90 квартир. И есть шансы, что он будет достроен до конца года.

– В этом году, с учетом индивидуального жилищного строительства планируем построить более 17 тысяч кв. м. жилья, – говорит Тимур Закирзянов.

Однако, для того чтобы по-настоящему изменить ситуацию, нужны новые решения, считает глава Урая, ранее предложивший принцип волнового сноса и застройки территорий города.

– Сегодня в Урае насчитывается 161 деревянный дом, – отметил он в ходе прямого эфира в своем аккаунте в Инстаграм. – Нужно понимать – чтобы одновременно снести такое количество жилья, нужно построить как минимум такое же количество новых квартир. А для этого нужны территории, на которых можно начинать строить.

Для того чтобы возвести, к примеру, один многоквартирный дом с благоустройством территории, парковкой, детской площадкой, нужно снести две или три старых «деревяшки». И может случиться так, что из трех рядом стоящих ветхих домов – один окажется аварийным, а два других – пока не подпадающими под это понятие.

– На мой взгляд, практически все деревянные дома в Урае одинаково ветхие, и не стоит говорить о том, какой из них чуть старше, какой – чуть моложе. Нужно, последовательно используя все возможности как муниципалитета, так и округа сносить их, строя на этом месте новое жилье, и переселяя туда жителей из деревянных домов по соседству, – считает он. – Это позволит максимально быстро и эффективно прокладывать коммуникации, реконструировать их, подводить новые сети.

По словам главы города, в ближайшее время он детально обсудит новую схему сноса и строительства домов с руководителями профильных окружных департаментов.

– Как только этот механизм будет полностью нами разработан, мы предложим его для обсуждения горожанам, – пообещал Тимур Раисович. – Вопрос сноса деревянных домов я считаю для себя самым приоритетным и стратегическим.

Фото автора


Зарегистрируйтейсь, чтобы участвовать в обсуждении.

Полезные ссылки