Старая версия сайта доступна по адресу old.infoflag.ru.

Он выбрал Север

Он выбрал Север
Нефтяники у первого транспорта для непроходимых болот

Сразу после армии, в декабре 1963 года, прямо в солдатском бушлате Валентин прилетел в поселок Урай. Промерзнув до костей в АН-2, парень сошел с трапа. Все пассажиры, которые летели вместе с ним, быстро исчезли из виду. Такая сильная была метель. Где он оказался? Куда идти? Валентин не знал. На помощь пришел летчик, который указал путь. Так первопроходец Шаимской земли Валентин Афанасьевич Габов приехал в наш город на год, а остался на всю жизнь.

По комсомольской путевке

Можно сказать, что судьбу Валентина Афанасьевича определил случай.

– В конце службы в воинской части на построении перед солдатами выступил командир и предложил комсомольцам после демобилизации ехать на передовые стройки страны, – рассказал Валентин Габов. – На выбор предложили Саяно-Шушенскую ГЭС, строительство Красноярского алюминиевого завода или освоение Тюменского севера. Еще было время, чтобы посоветоваться с друзьями и определиться с дальнейшим жизненным путем.  Мы выбрали Север, подумав, что это ближе к Пермской области.

Так вчерашний солдат получил комсомольскую путевку для работы в «Тюменьгеологии». В отделе кадров треста юноше предложили 18 экспедиций, разбросанных по карте области.

– Я сразу попросил: «Давайте, что ближе», – поделился первопроходец. – Предложили работу в Шаимской экспедиции поселка Урай.

Оказалось, что в Урае его уже ждали друзья – Иван Старцев и Анатолий Старков.

Будущий город нефтяников встретил гостя непогодой – сильным ветром и снегопадом.

– Пройдя несколько метров от самолета, я увидел небольшой домик. Оказалось, что это было здание аэропорта. Куда же идти дальше? Встречный путник, махнув рукой, показал, в какой стороне расположен поселок. Появились первые дома улицы Ленина. Но где же находится общежитие геологов? И опять нужное место помог найти какой-то мужчина. «Иди прямо по этой улице, дойдешь до последнего дома, это и будет общежитие геологов», – сказал он. Сколько понадобилось времени, чтобы дойти до нужного здания, сейчас уже и не вспомню, только замерз я тогда окончательно, – вспоминает Валентин Афанасьевич. – Тогда общежитием работников Шаимской экспедиции была сплошная тайга в районе нынешней стоматологической поликлиники.

Валентин Афанасьевич Габов, 60-е годы

Друзья детства, которые первыми приехали в Урай, ждали Валентина и приготовили ему теплую комнату, где стояла заправленная кровать и горячий чай. На протяжении всей следующей после приезда недели юноша знакомился с поселком, присматривался.

– У меня были сомнения, оставаться ли в этом суровом крае или ехать домой. Самолет летал два раза в неделю, но не всегда была возможность улететь: то непогода, то нет мест.  Решил: ладно, останусь, поработаю годик и уеду, – делится первопроходец.

Валентин отправился устраиваться на работу в Шаимскую экспедицию, контора и база которой находились на пирсе. По пути ему встретилась женщина, завязался разговор.

– Мою новую знакомую звали Анна Солдатенко. Ее муж работал в экспедиции, в бригаде вышкомонтажников. Именно в эту бригаду Анна и посоветовала мне обратиться. Оказалось, там была большая текучесть кадров. Не все могли принять суровый климат и тяжелые условия работы на Севере, – рассказывает Валентин Афанасьевич.

Он до сих пор помнит, как добирался до конторы в тот день.

– Пока шел, пришлось преодолеть снежные сугробы, сильный порывистый ветер дул прямо в лицо, вокруг все было занесено снегом, не было видно никаких построек и домов, – рассказывает Валентин Габов. – База экспедиции располагалась на берегу Конды, вдалеке от поселка. Это был длинный барачного типа дом.

Валентин сразу заявил, что хочет работать на технике трактористом, водителем тягача или шофером.

– Я знал, что справлюсь. Позади у меня было училище механизации, работа в колхозе, служба в танковых войсках. Сотрудник отдела кадров посмотрел на меня внимательно и предложил сходить на базу выбрать для работы машину или трактор. Помню, сопровождал меня тогда Константин Михайлович Неупокоев, участник Великой Отечественной войны, – рассказывает Валентин Афанасьевич.

Однако после того, как парень увидел заснеженные тракторы и машины, которые прошли сотни километров болот и тайги, энтузиазма у него заметно поубавилось.

– В то время не было теплых боксов, в которых бы стояла техника, условий для ее ремонта и содержания. Подумал я еще раз и решил все-таки в вышкомонтажники, – рассказывает первопроходец. – Начинал я работать в бригаде Владимира Рыбакова.

Тогда-то Валентин своими глазами увидел, как часто менялись рабочие, не выдерживая условий труда.

И трудно, и интересно

Сам он постепенно втягивался, старательно осваивал новое дело.

– Тогда как раз возводили буровые на Сухом Бору. Около Мулымьи шли поиски нефти, – вспоминает Валентин Афанасьевич. – На монтаж буровой уходило 20–30 дней. После установки на наше место приходила бригада Урусова и начинала добычу.

Сложные климатические условия отягощали неустроенный быт и бездорожье.

– На работу выезжали рано утром, – рассказывает первопроходец. – Сначала машина, крытая брезентом, везла нас через Кузьмичи, а затем бригада переправлялась через Конду. Поднимались по крутому берегу реки и оказывались на рабочем месте. Прямой дороги, которая сейчас есть на Сухой Бор, в 60-х годах еще не было.

В выходные молодые нефтяники отдыхали на субботниках.

– То мусор нужно было собирать и вывозить, то деревья высаживать на территории детского сада экспедиции или вдоль строящихся улиц Геофизиков, Геологов, Буровиков, – делится собеседник. – И ведь никого не уговаривали. Придет бригадир, скажет: «Давайте, комсомольцы, на субботник, поработаем!» Все вставали и шли без единого слова.

Трудовые будни экспедиции, 60-е годы

Валентин Афанасьевич признается, что жить в то время было хоть и трудно, но интересно. Конечно же, первые урайцы много общались, знакомились и завязывали романтические отношения, создавая семьи для будущего города.

– Первое время ходили на танцы, в кино, в клуб «Лесников», – вспоминает старожил. –  Когда построили свой клуб – «Геолог», стало ближе бегать по вечерам на танцы. И само здание, и зал были посовременнее, поновее. Тогда в наш клуб стали бегать девчата из леспромхоза.

На одной из таких вечеринок, в 1964 году, приглядел Валентин свою спутницу жизни, Верочку. Несколько лет назад супруги отметили золотую свадьбу.

– В 1965 году произошло разделение Шаимской экспедиции. Часть коллектива уехала дальше на север, осваивать новые месторождения, а часть осталась в Урае, – рассказывает Валентин Афанасьевич.

Он остался развивать молодой нефтяной город со своей бригадой.

– Мне доверили возглавить комсомольскую организацию экспедиции и передали учетные карточки комсомольцев. Конечно, карточек было гораздо больше, чем самих комсомольцев, ведь многие уезжали из города, не снявшись с учета, – рассказывает Валентин Афанасьевич.

Он с волнением вспоминал свою трудовую биографию на Шаимской земле. Казалось, ему хотелось рассказать все до мелочей всего за два часа нашей беседы. И то, как приходилось устанавливать буровые, и то, как сооружали емкость для перекачки первой шаимской нефти в танкер. Для наглядности в ход шли все предметы, которые оказывались под рукой: баночки, карандаши, расческа и даже апельсин, служивший вместо цистерны. Но разве можно так просто пересказать путь длиною в 55 лет?!

Воспоминания записаны со слов Валентина Габова 10 февраля 2018 года.

Фото из личного архива Валентина Габова

По материалам Ольги Гавриловой подготовила Алёна Моисеева


Зарегистрируйтейсь, чтобы участвовать в обсуждении.

Полезные ссылки