Старая версия сайта доступна по адресу old.infoflag.ru.

Как строили Урай

Как строили Урай
Работа спорится (в центре – Света Саламашкина)

Первый всесоюзный студенческий стройотряд начинался в Урае и рождался вместе с ним

Наверное, старожилы помнят загадочную надпись: «КАИ» на крыше одной из старых урайских двухэтажек. Сегодня загадка раскрыта. Впервые аббревиатура КАИ, как и две другие – КИСИ и КГУ, у нас прозвучала в июне 1965 года. Именно тогда в городе, которому еще не было и недели, высадился десант сводного студенческого отряда Казанского авиационного и инженерно-строительного институтов и Казанского университета во главе с командиром отряда, выпускником КАИ Владимиром Саламашкиным.

С его тезкой и товарищем, заместителем командира сводного отряда по быту Владимиром Волковым, мы связались благодаря интернету. Владимир Фёдорович оставил свое сообщение в нашей группе «ВКонтакте», и затем нам удалось созвониться.

– Володя Саламашкин старше меня лет на пять, и в первый раз выезжал на целину еще в 1957 году. Но тогда это была уборка урожая, а тут родилась мысль – заняться строительством, – рассказал он. – В 1964 году с объединенным стройотрядом тех же вузов, который возглавлял Володя Саламашкин, я побывал на целине в Северо-Казахстанской области. Мы строили дома, ремонтировали зернохранилище.

И все равно, когда намеревались ехать на Север, это было очень ново. Уже потом стройотряды взял под свое крыло ЦК комсомола, а тогда мы были самостоятельны и ни в чем не подконтрольны. А значит, все в организации нужно было выдумывать самим.

И поскольку я был на факультете в Казанском авиационном институте комсомольским лидером, а Володя – комсомольским лидером нашего института, он взял меня в помощники на работу по оформлению маршрута. Подключился и обком партии Татарской АССР. Нужды у нас в средствах не было, поддержка была полнейшей.

С февраля студенты начали закупать инструменты. Владимир поставил задачу придумать какую-то форму. Изобрели очень простенькую – рубашка навыпуск, и больше ничего. Никакой символики – ребята тогда даже и не догадывались, что она бывает.

Маршрут задал Тюменский обком комсомола. Стройотрядовцы о существовании Урая еще не знали.

– Постепенно собрался отряд Казанского авиационного. Сразу условились, что нам предстоит не только строить, но и как-то представить себя с культурно-воспитательной стороны. Поэтому участники самодеятельности приветствовались, – вспоминает Владимир Волков.

В Урае обустроили палаточный городок всех трех вузов – КАИ, КГУ и КИСИ. Задача Владимира была в том, чтобы каждый день обеспечивать нормальную работу ребят.

Как снабженец, он завозил продовольствие и решал какие-то повседневные проблемы.

– Нас прикрепили к строительному управлению, и я с его начальником оформлял документы и по доверенности получал все необходимое, – говорит Владимир.

В 1965 году ему было всего 22 года.

– Мы были первыми, были первопроходцами. И когда только прибыли, для тех, кто тогда жил в Урае, это стало шоком: «Вы зачем, ребята, приехали? Мальчишки, девчонки (у нас и девушки тоже были), что вы умеете?» – спрашивали у стройотрядовцев местные.

Владимир Волков, 1965 год

Сначала было неверие, что они могут что-то построить. Имели место даже пара-тройка конфликтов. Силами партийной и комсомольской общественности и милиции все недоразумения удалось погасить.

– Драк не было. Слово «драки» не звучало. Но все-таки с синяками ребята ходили.

Было и другое. У нас вот строгий «сухой закон» был. И один наш боец не рассчитал свои силы. Пообщавшись с местными, потом явился в отряд в «некрасивом» виде. На общем собрании его поведение обсудили и решили изгнать из отряда, – поделился Владимир Волков.

Нарушителю собрали денег на обратную дорогу. Он расстроился, но ушел. И как-то, спустя неделю, около Конды между лодками Володя увидел – спит парень.

– Подхожу – Витя. Никуда он не уехал. Решил все-таки вымолить себе прощение. И жил на берегу несколько дней, – вспоминает наш собеседник.

Он решил взять на себя ответственность и аккуратно сказал командиру институтского отряда Володе Снурницину: «Ну раскаялся человек, рыдает, исхудал весь. А вдруг что случится, вдруг он что надумает… Ну правда ведь?»

Он сказал: веди. Привел, отряд наговорил на него много слов – справедливых, строгих. Но оставил.

– Когда мы уезжали, с нами прощались очень тепло, включая и тех, кто встретил настороженно. Сейчас, когда я разглядывал нынешнюю карту города, то представить себе так и не смог, где мы размещались. Запомнился первый деревянный аэровокзал, по сути, хибара, и дорога. Неподалеку были такие длинные сооружения, по-простецки говоря, бараки, в которые завозилось все необходимое для строителей и их проживания: и продукты, и промтовары, – делится воспоминаниями Владимир Фёдорович. – Что удивило: я думал, представляя себе Север издалека, что тайга – это что-то непроходимое и дремучее. И естественно, под ногами должна быть какая-то почва. А тут почвы как таковой не было – сплошной песок. И в этом песке, стоило по главной улице города пройти трактору, иногда увязали машины.

Сколько было бойцов в первом объединенном отряде, Владимир Волков точно ответить не смог. У него был список отряда КАИ – с полсотни бойцов. Он предполагает, что около этого, а может, и больше, было и в каждом из двух других отрядов. Стало быть, всего в сводном отряде – до двухсот человек.

Жили стройотрядовцы в больших палатках. В каждую входило полтора десятка коек. На свежем воздухе были сделаны столы, и на обед каждый отряд приходил к себе в расположение. Поваров назначали из своих же ребят, дежурных постоянных поваров не было.

– Меню было, прямо скажу, довольно аскетичное. Овощи самые простые. Я был неприхотлив и как-то не обращал внимания, что сегодня: щи, солянка или что-то еще. Второе блюдо было стандартным – картошка или макароны с тушенкой, – припоминает бывший стройотрядовец.

Ему запомнилось, что лето стояло очень жаркое.

Ребята строили первые двухэтажные деревянные дома. Работали по десять–двенадцать часов в сутки. Но было и когда отдохнуть. Помимо работы на стройках, общались с городской молодежью.

– Помнится, организатором встреч была Майя Проскурякова, одна из комсомольских лидеров города. Жаль, со временем я как-то утратил с нею контакт. Как я понял, из Урая она уехала, если не ошибаюсь, в Надым, и вроде бы работала там в редакции газеты, – говорит Владимир.

Ребята выступали и перед строителями, и перед нефтяниками. Те, в свою очередь, несколько раз прокатили студентов на катере по Конде, отчего они получили настоящее удовольствие и удивились изобилию рыбы. Хватало даже для того, чтобы, вернувшись, снабдить трофеями поваров.

– Кстати, был и со мной казус. Я попросил своего дядю из Горького прислать мне ружье. Там же тайга, – думал Волков, – может, постреляю. Это мне потом чуть не вышло боком. Ружье надо было зарегистрировать, а я проявил самодеятельность. Просто ради интереса пару раз мы сходили в тайгу. Ничего не добыли, но выстрелы прозвучали. А вскоре пришла милиция, и ружье конфисковали.

Работа стройотрядовцев была разной: и на постройке домов, и какие-то вспомогательные работы. Стройуправление оплачивало конкретный труд. У кого-то получалось больше, у кого-то меньше. Но, например, в КАИ всю свою начисленную зарплату направляли в общий котел и все делили поровну. Не было такого, чтобы командир отряда получал больше рядового бойца.

Перед отъездом руководство приготовило для ребят презенты из заработанных средств. Суммы уже были известны, но, по желанию, стройотрядовцам предложили транзисторные радиоприемники «ВЭФ-Спидола» – предел мечтаний тогдашней молодежи, а еще великолепные свитеры и что-то по мелочи.

А когда вернулись в Казань, их встречали как триумфаторов – был объявлен общий сбор отрядов в оперном театре. Затем ЦК комсомола пригласил нескольких бойцов в Москву. Тогда же было принято решение о создании первого Всесоюзного комсомольского студенческого стройотряда «Север», и Володю Саламашкина утвердили его руководителем. И он уже договаривался со всеми вузами, студенты которых решили участвовать в стройотрядах. С ноября-декабря по апрель летал по городам, чтобы все урегулировать и чтобы бойцов нормально приняли там, где ребята будут работать.

Владимир Волков и сам в 1966 году от имени обкома комсомола на пару-тройку дней прилетал в Урай, общался с бойцами и смотрел, как они устроены. Говорит, убедился, что стройотрядовское движение развивается успешно. В Урае это были уже немного другие отряды – новые бойцы, которых набрали в более опытном порядке, да и к казанцам присоединились еще и харьковчане. В любом случае опыт первых строительных бригад пригодился, уверен Владимир.

Фото из личного архива Владимира Волкова


Зарегистрируйтейсь, чтобы участвовать в обсуждении.

Полезные ссылки