Старая версия сайта доступна по адресу old.infoflag.ru.

Не отступать и не сдаваться

Не отступать и не сдаваться
Ваня обожает внимание взрослых

В автономном округе живет более 7,5 тысяч детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и только 15 из них находятся в социальных учреждениях. Остальные 99,5 % воспитываются в семьях. Отличный результат, но в идеале детдомов не должно остаться вовсе.

Первые шаги Вани

Чтобы увеличить шансы воспитанников на усыновление и познакомить с ними потенциальных родителей, в сиротских учреждениях проводят дни открытых дверей. В конце октября такое мероприятие состоялось в Урайском специализированном Доме ребенка.

Сегодня четверо здешних малышей ждут своих любящих родителей. У каждого из них сложная судьба. С одним из ребят, четырехлетним Ванечкой, мы познакомились во время лечебной физкультуры, когда он в окружении нескольких специалистов учился шагать в тренажере Гросса. Из-за ДЦП мальчик не может ходить самостоятельно. Конструкция крепится при помощи карабинов и специальных тросов к потолку и приподнимает ребенка на гибких лямках.

Это дает ему возможность находиться в вертикальной позиции столько, сколько необходимо для занятий. У маленького Вани непростая биография. Его уже дважды забирали в семьи, но оба раза опекуны не справились с уходом за ребенком с ДЦП и вернули обратно. Ванюша сильно переживал, передача из одной семьи в другую стала для него большим стрессом и плохо отразилась на здоровье. У мальчика стал прогрессировать детский церебральный паралич. По мнению специалистов, не случись в его жизни таких потрясений, последствия могли быть гораздо мягче.

– Может, найдется все-таки семья, которая будет готова взять и воспитать Ванечку, – не перестает надеяться главный врач урайского Дома ребенка Юлия Нещерет. – Он очень эмоциональный, любит развивающие занятия и ЛФК, стремится к знаниям. И сказки любит слушать – замечательный мальчик.

– Раз, два, раз, два… Иди, Ваня, иди! Ай какой молодец! – подбадривают Ваню педагоги и медики, и мальчик расплывается в улыбке. Ему очень нравится шагать самому.

– Раньше Ваня ходил только под руки, шаг у него был неправильным – загребающим. А благодаря тренажеру он понял, что нужно согнуть коленку, и зашагал совершенно по-другому. Он так старался, улыбался, хмурился, соображал – это для него новые ощущения, – говорит старший воспитатель Наталья Савельева.

Кроме аппарата Гросса, в зале ЛФК установлены другие приспособления для реабилитации ребят с особенностями развития: параллельные брусья, за которые можно держаться при ходьбе, массажная дорожка, вертикализатор, тренажеры для различных групп мышц, шведская стенка, фитболы.

– У детей с ДЦП сжаты мышцы-сгибатели, поэтому голова опущена, а тело скручено в позе эмбриона. Упражнения, которые выполняются с ними, направлены на то, чтобы расслабить эти мышцы и в то же время натренировать другие, участвующие в прямохождении: на спине, ягодицах, животе, – объясняет врач-физиотерапевт Нелли Курина.

Она добавляет, что, если с ребенком не заниматься, спастика мышц нарастает и этот процесс становится необратимым.

Забыть о себе

Какими бы ни были прекрасными условия в учреждении, они не могут заменить ребенку самого главного в мире человека. А детям с особенностями развития нужно в разы больше заботы и материнской любви.

– Человек должен навсегда отказаться от своей жизни и посвятить себя такому ребенку. Это очень сильный должен быть человек, – считает Наталья Савельева. – При помощи кропотливой работы можно добиться многого, просто надо заниматься и не опускать руки, – говорит воспитатель и пролистывает бесчисленные фотографии детей, которыми занята вся память ее смартфона.

По ним можно проследить, какой прогресс происходит в их развитии благодаря грамотной реабилитации.

– На дне открытых дверей мы стараемся рассказать потенциальным родителям об этих особенностях и о том, какие сложности могут возникнуть, – объясняет Юлия Нещерет.

По ее словам, опекуны должны готовиться к тому, что особенности будут во всем.

Максиму требуется круглосуточная забота медиков

Под крышей дома своего

Еще десять лет назад ситуация в детских домах была другой. По данным городского отдела опеки и попечительства, десять лет назад около 80 маленьких воспитанников урайского Дома ребенка нуждались в устройстве в семьи. В их диагнозах значились ВИЧ-инфекция, гепатит, синдром Дауна. Сейчас таких малышей разбирают в семьи. В Урай за детьми приезжают со всего округа и даже из других регионов.

Следующим шагом к ликвидации детдомов в нашем регионе станет то, что вместо двух детских учреждений – Урайского специализированного окружного Дома ребенка и Ханты-Мансийского центра помощи детям – останется одно, в столице Югры. Уже сейчас мощность первого сокращена со 120 до 48 мест.

По словам главного врача, такое решение принято на федеральном уровне.

– Во-первых, количество детей уменьшается, а во-вторых, сейчас политика государства нацелена на то, чтобы каждый ребенок жил в семье. Приемным родителям и опекунам оказывают поддержку, в том числе финансовую, – рассказала Юлия Нещерет.

Однако она подчеркивает, что два окружных сиротских учреждения серьезно отличаются друг от друга. В Урае принимают малышей до 5 лет, а в Ханты-Мансийске – ребят постарше. Кроме того, урайский Дом ребенка – единственное учреждение в Югре, объединившее под одной крышей медицинское, педагогическое и социальное направления для оказания ранней помощи детям и реабилитации детей-инвалидов, и, в отличии от ханты-мансийского центра, относится к департаменту здравоохранения.

Большая часть детей поступает сюда из семей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Они здесь временно – от трех до шести месяцев. После этого срока родители их забирают, либо, если ситуация в семье не налаживается, детей отправляют в замещающие семьи. Также в Доме ребенка есть ребята, которые проходят реабилитацию. Здесь их называют «родительскими».

Сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, – самая немногочисленная категория воспитанников. Как правило, все они имеют серьезные патологии, в том числе требующие паллиативной помощи и круглосуточного наблюдения медперсонала.

Северный дом с маяком

Конечно, такой мощной медицинской составляющей нет и не может быть в обычном детдоме или социальном центре. И вполне возможно, что о малышах с тяжелыми патологиями все же продолжат заботиться в Урае.

– О дальнейшей судьбе учреждения в Урае я не готова ничего сказать, пока на уровне правительства автономного округа и департамента здравоохранения никакого решения не принято. Надеюсь, оно будет правильным и мы еще пригодимся медицине с нашими ресурсами, опытом и квалифицированным персоналом, – надеется Юлия Нещерет.

Она подчеркнула, что учреждение готово оказывать помощь семьям, которые воспитывают детей-инвалидов, детей с аутизмом, и паллиативную помощь. Кроме того, в регионе нет хосписа для детей, и урайский Дом ребенка – единственный, где готовы заботиться о неизлечимо больных малышах.

– Мы можем и в дальнейшем оказывать такую помощь, уже не как Дом ребенка, а как иная медицинская организация, – говорит главврач.

Анкеты всех маленьких югорчан, оставшихся без попечения родителей, можно посмотреть в федеральном банке данных о детях.

Фото автора


Зарегистрируйтейсь, чтобы участвовать в обсуждении.

Полезные ссылки