Старая версия сайта доступна по адресу old.infoflag.ru.

Быть сильными, твердыми и последовательными

Быть сильными, твердыми и последовательными
Именно воины-интернационалисты – сегодня главные хранители воинских традиций

За плечами у Рудольфа Нафикова почти два года войны. С 6 августа 1982 года по 12 июня 1984 года он служил в разведроте 345-го гвардейского парашютно-десантного Краснознамённого, ордена Суворова полка имени 70-летия Ленинского комсомола. И именно поэтому мне показалось важным поговорить с ним о событиях на Украине с позиции его афганского опыта.

– Все эти годы меня не оставляло чувство того, что тогда, в конце восьмидесятых, общество в чем-то предало наших ребят, воевавших в Афганистане. И с этим оказались связаны многие наши беды – и распад Советского Союза, и смута девяностых, – поделился я с Рудольфом Минифаритовичем. – А что если все эти беды в каком-то смысле стали следствием этого предательства?

– Почему вы считаете, что нас предали?

– Начну с того, что сама Афганская война, мягко говоря, была непопулярной…

– О том, необходимым или нет было участие нашей армии в той войне, пусть судят политики и историки. Я предпочитаю рассуждать об этом как солдат.

И как солдат, я всегда выступал за одно – армия должна не только уметь защищаться. Она должна еще и уметь воевать.

Но оказалось, что к началу Афганской войны воевать мы давно уже разучились. Начну с малого – той же спецодежды для ведения боевых действий. Сегодня она есть – продуманная, качественная. И в этом смысле я завидую современным солдатам.

Мы же все делали сами. Брали кители, отрывали рукава и прошивали иголкой с ниткой карманы. Получался такой вот нагрудник, «армейский лифчик», в который можно было вставить четыре магазина, с одной стороны прицепить пирофакелы, а с другой – две гранаты. Потом, на основании этого армейского ноу-хау, слава Богу, начали выпускать заводские разгрузки.

Кроссовки, берцы – этого всего не было у нас. Каски мы сами обшивали мешковиной. И всему этому учили нас наши дембели, которым в свое время было еще хуже, чем нам, потому что они заходили в Афганистан первыми и всему учились сами.

История легендарного полка запечетлена на страницах книги, изданной десантниками гвардейского 345-го

Сегодня я рад, что в специальной операции участвуют исключительно контрактники и офицеры. Это правильно. Я бы сказал больше: армии нужны настоящие профессионалы, и было бы лучше, если бы она на 99,99 процентов формировалась именно по контракту.

Знаю, среди молодежи сегодня есть горячие головы, которые были бы не прочь прямо сейчас отправиться на Украину. Извините, ребята, но это – не шутка. Мы в свое время воевали в горах, где очень и очень сложно, но, когда заходили в «зеленку», там начиналось самое страшное. Сегодня наши войска действуют в условиях, где территория процентов на девяносто – зеленая зона, и там уже сегодня начинается весна.

Знаю, уверен, свои задачи наши парни выполняют по-геройски. Они молодцы. Единственное, что хотелось бы им пожелать, – всегда действовать с умом, на холодную голову. Потому что их ждут дома.

И конечно же, контрактник, как и его семья, всегда должен быть застрахован – даже от самого непоправимого.

– А тогда… Надеялись ли вы, покидая Афганистан, что войны для нашей страны остались в прошлом?

– Когда генерал Громов с последней колонной пересек Термез, он подчеркнул, что по ту строну моста не осталось ни одного советского солдата. Извините, но мы тогда верили, что навсегда покончили с боевыми действиями. Мы выводили войска, чтобы мир забыл о войнах. А потом был конфликт в Чечне, уже в самой России, и опять примерно с тем же резонансом, что и война в Афганистане. И там снова воевали срочники.

Переломными я для себя считаю события 2008 года, когда наши военные – тогда уже профессионалы – защитили Северную Осетию и Абхазию. Мы показали, что умеем помогать друзьям и своих в беде не бросаем.

Уверен, и нынешнее решение о проведении специальной военной операции было необходимым и своевременным. Я доверяю своему президенту – нашему главнокомандующему.

– К слову, тогда, начиная с перестройки, пространство безопасности вокруг России все сжималось и сжималось…

– Да. Видите ли, когда-то у нас был Варшавский договор, и мы строили собственную систему безопасности в противовес НАТО. Сегодня многие наши тогдашние партнеры и союзники выступают против нас.

Но если сегодня в Европе от нас многие отвернулись, мы можем обратить свой взгляд на юг, на азиатские страны. Они готовы с нами сотрудничать. На самом деле мы не одиноки и всегда найдем союзников – если будем сильными, твердыми и последовательными.

И мы сегодня уже достаточно сильны. А главное – у нас по-настоящему умная армия. Но совершенствоваться и учиться никогда не лишне.

– Как быть с простыми человеческими отношениями?

– Для меня этот вопрос особенно сложный. Сам я – татарин, моя супруга – украинка, и наша семья очень тесно связана с Украиной. Наша родня живет и в Киеве, и в Германии.

– Поддерживаете связь?

– Конечно. Единственное, просим ни в чем не участвовать и не записываться ни в какие «ополченцы». Сегодня очень трудно что-то советовать, люди находятся под очень сильным давлением пропаганды и крайне политизированы. Но на человеческом уровне мы прекрасно понимаем друг друга.

Поэтому так важно сегодня навести порядок, причем с наименьшими потерями, сесть за стол переговоров, обсудить все нормальным языком и научиться заново уважать друг друга.

Сила и честь – эти слова по праву украшают знамя

Вот что самое страшное: для многих на Украине образцом «нравственности» и «любви к Родине» стали бандеровцы. Под особым давлением оказались молодые люди, чьи убеждения еще только формируются и из которых можно лепить что угодно.

Моя теща, дай Бог ей здоровья, мой тесть – он в прошлом году ушел из жизни – рассказывали мне о своем военном детстве. Ему пришлось в свое время перенести оккупацию, и он прекрасно помнил тот страх, который внушали полицаи. Тещу трехлетней угнали в Германию, и домой после освобождения она возвращалась пешком.

Сегодня половина страны приняла то страшное, что связано с фашизмом, и была готова навязать это страшное и нам. Извините, но мы все это уже проходили.

Конечно, мы все сможем и преодолеем. И наши внуки будут все так же дружить, мы останемся родными друг другу.

Фото автора и из архива редакции


Зарегистрируйтейсь, чтобы участвовать в обсуждении.

Полезные ссылки