Хочу быть как Майя Плисецкая

Хочу быть как Майя Плисецкая
Балет – это строгая дисциплина, контроль над собой, усталостью и преодолением себя

Именно эту фразу произнесла восьмилетняя Олеся Одарченко, вдохновившись прекрасной партией умирающего Лебедя в исполнении советской балерины Майи Плисецкой. Тогда, в мае 1988 года, на черно-белом экране телевизора маленькая девочка с замиранием сердца смотрела балет «Лебединое озеро». Именно это выступление  стало решающим в ее жизни.

Мама привела Олесю в Детскую школу искусств, за плечами малышки были два года занятий акробатикой.

– Я была физически развита и подготовлена, поэтому меня сразу зачислили во второй класс, – вспоминает Олеся. – С того момента ни на миг не расставалась ни с урайской школой, ни тем более с танцами. И желания бросить не возникало. Я настолько люблю работать в сфере искусства, что только здесь чувствую себя живой.

Сегодня Олеся Одарченко – урайский хореограф, за плечами которого больше 30 лет танцевального опыта. Им она делится с учениками Детской школы искусств.

По праву профессия балерины считается одной из самых травмоопасных. Глядя на изящных стройных балерин, которые, казалось бы, с такой легкостью крутят фуэте и совершают головокружительные прыжки, трудно поверить, что во время репетиций им приходится сбивать ноги в кровь и танцевать, порой превозмогая страшную боль.

Но девочки, влюбленные в балет, травм не боятся. К каждой репетиции они готовятся с особой тщательностью – делают ванночки для ног с марганцовкой и усердно клеят лейкопластыри на появившиеся мозоли и ссадины.

– Если у человека есть мечта, он будет жертвовать всем, даже своими ногами, – уверена Олеся Одарченко. – Если человек занимается балетом, он должен им болеть. И тогда он не смотрит ни на боль, ни на кровь, которая может сочиться из-под пуантов. Ему будет все равно.

Лиза и Вика репетируют отрывок «Нимфы» из балета «Вальпургиева ночь»

Балерины, даже если и устали, никогда не признаются в этом. Им хочется тянуть носочек и выгибаться так же грациозно, как это делают именитые артисты Большого театра.

– Чтобы стать хорошим танцором, одного трудолюбия недостаточно, – отмечает хореограф. – Понадобятся и соответствующие природные данные. Будущий артист должен иметь отличную растяжку, хорошую координацию движений и пропорциональное красивое тело. Конечно, немаловажны и другие данные: выворот в стопе и тазовом суставе, идеально ровная спина, длинные руки, большой подъем на стопе, мягкое эластичное тело. По этим критериям можно понять, на что будет способен ребенок. А внутри должна быть любовь и боевой стержень.

Сегодня балетом занимаются все ученики школы искусств, потому что уже с третьего класса в образовательном учреждении начинают преподавать именно классический танец. Детей готовят для сцены.

– На данный момент тех, кто танцует чисто классику, всего 20 человек – это и выпускники, и младший ансамбль. Мальчиков, правда, у нас нет, – улыбается Олеся Одарченко. – Не всю современную молодежь увлекает балет. Когда они только поступают в школу искусств, еще не знают, что это за вид искусства. Любовь к балету к ним приходит лишь спустя годы. Конечно, есть такие дети, что хотят стать балеринами, но, когда понимают, что это тяжелый труд, просто бросают занятия. Но есть и те, кто на протяжении всего времени обучения не сдается и добивается своей цели.

Прочувствовать каждую постановку ученикам школы помогает именно педагог. Ведь не каждый взрослый может с уверенностью сказать, что понимает балет и классическое искусство, что уж говорить о детях.

– Современной молодежи тяжело привить любовь к балету, – сетует Олеся. – Спектакль передает все чувства и сюжет одними лишь жестами и мимикой. И подростки зачастую не понимают, как это можно любить, им больше по нраву драйв. Но те, кто проживает каждую минуту у станка, знают, как это прекрасно – быть частью мира искусства.

Классический танец живет много веков и не подвержен изменениям. Но каждая постановка – уникальна.

– Балет – это заново проснувшийся вид искусства, потому что был такой период, когда он отошел на второй план из-за появления современной хореографии, – рассказывает педагог. – Но основы его не меняются. Например, я беру классическую вариацию, смотрю на своих детей, знаю, что они могут сделать, а чего нет. Понимаю, что усложнять им жизнь не в моих правилах, поэтому вношу некие коррективы в спектакли и предлагаю собственные вариации, хотя в то же время прививаю им культурное наследие, доставшееся после именитых балетмейстеров.

Олеся Одарченко уверена, что к каждому ученику нужно находить особенный подход. Одному сказать ласковое слово, другого держать в ежовых рукавицах. Но все это делается ради самого лучшего результата.

Мечта Олеси – станцевать первую партию в балете «Щелкунчик»

– Сложность классического танца в том, что нужно проявлять терпение, выдержку, уметь чувствовать тело, слышать педагога, – подчеркивает хореограф. – Я не говорю, что другой вид искусства более легкий, нет. Каждый сложен по-своему, у каждого своя специфика. Но именно балет объединяет все те чувства, которые может испытать человек. Мне и самой приходилось проходить через слезы, страх, боль, смех, удовольствие.

Урайчанка училась в Колледже искусств для одаренных детей Севера, затем она поступила в Московский государственный университет культуры и искусства.

– Когда училась, думала, что стану знаменитой балериной, и мне до ужаса хотелось станцевать спектакль от начала до конца, – поделилась Олеся Одарченко. – Да, моя мечта осуществилась – я станцевала весь спектакль с главной партией Машеньки в балете «Щелкунчик». Хотя на тот момент уже понимала, что не буду артистом Большого театра, и дала себе установку: раз не я, значит, один из моих детей должен обязательно им стать.

Фото автора и из архива Олеси Одарченко


Зарегистрируйтейсь, чтобы участвовать в обсуждении.

Полезные ссылки