Старая версия сайта доступна по адресу old.infoflag.ru.

Именем писателя

Именем писателя
Светлана Карнаухова отметила, что в мансийской деревне никто не голодал во время войны

Четвертые по счету Либовские чтения по традиции прошли 7 мая, в день памяти Льва Иосифовича, в Культурно-историческом центре. Основной темой впервые стала не сама жизнь и творчество нашего легендарного земляка, а многое из того, что так или иначе было связано с кругом его интересов. Так что самому Льву Либову на этих чтениях было бы наверняка интересно. Вот уже семь лет после ухода одним своим именем он побуждает земляков к творчеству и поиску. И остается живым в жизни нашего города.

– Вы знаете, я очень счастливый человек. В том плане, что мне довелось соприкоснуться с живыми традициями моего народа, – поделилась участница чтений Светлана Карнаухова. – В детстве я часто гостила у дедушки и бабушки в национальной деревне Сатыга. И знаю, отношение к природе и ко всем живым существам у манси было особенным. Помню такой случай. Как-то пошли мы с бабушкой проверять слопцы. Она идет, я – следом, и вдруг прямо передо мной через дорогу выползла гадюка. Я схватила палку, чтобы ее убить. Но бабушка сказала: нельзя. Это божья тварь, пусть она идет своей дорогой, а мы своей.

Эти слова (о том, что и у гадюки, и любого зверя может быть свой путь, что у него своя жизнь, а у человека – своя) навсегда вошли в сознание Светланы.

В своем выступлении она уделила особое внимание народной этике кондинских манси.

«Культурное наследие, традиции и обычаи малой родины» – так обозначили организаторы канву исследовательской конференции и предложили участникам четыре темы: «Искусство в моей жизни», «Национальные традиции моего рода», «Творчество талантливых земляков» и «Мой язык – моя культура».

– Со временем, конечно, многие традиции и обычаи были утрачены, – говорит Светлана Владимировна. – Но мы с подругами из клуба «Возрождение» видим свою задачу в том, чтобы сохранить и передать их другим поколениям. И надеюсь, что мои внуки, правнуки заинтересуются со временем культурой предков. Для этого, конечно же, нужно время.

О том, что традиции не случайны, но, возможно, всегда обусловлены и несут глубокий смысл и подтекст, я подумал, слушая Любовь Башлыкову. Любовь Фёдоровна рассказала об истории своего рода, подробно коснулась множества аспектов материальной и духовной культуры кондинских манси, рассказав о жизни такой, какой она была исстари. Но особенно запомнилось другое.

– В нашем крае есть много заверованных мест, где нельзя было рыбачить или охотиться, – рассказала она. – Они служили своеобразными заповедниками. И если животное переходило незримую границу, то преследование его прекращалось. Во время Великой Отечественной войны запреты были сняты, и эти места дали обилие зверя и рыбы для фронта. И все равно люди с опаской выезжали туда. А на некоторых озерах и поныне можно рыбачить только в дневное время и нельзя оставаться на ночь.

Любовь Башлыкова рассказала, что родилась в деревне Тап, где есть заверованный шайтанский камень. Как он попал туда? Может, с таянием ледников?

На заре советской власти, в период атеизма, местная комсомольская ячейка постановила убрать этот камень и вынесла резолюцию: утопить его в одноименной реке Тап. Утром собрался народ, прочли постановление, под общий ропот погрузили камень в лодку, вывезли на середину реки и бросили в воду. Люди, негодуя, расходились по домам, говорили, что такие действия будут обязательно наказаны. Но организаторы только усмехались.

А наутро камень оказался на берегу. Как это произошло – до сих пор загадка. А вот с вожаком комсомольской ячейки случилась беда – полный упадок сил. Жизнь покидала его, так что он уже не мог самостоятельно передвигаться. Тогда старейшины сказали, что жить ему осталось недолго, если он, так же принародно, не попросит у камня прощения. Собрались люди, его принесли к реке, он попросил прощения. И быстро пошел на поправку. С тех пор камню ничего не угрожает. И ныне к нему идут люди. И Любовь Фёдоровна там бывает.

А вот еще одно, казалось бы, суеверие. Но сегодня бы мы его назвали прообразом арбитражного суда и, говоря шире, вообще гражданского законодательства.

– В нашем роду более ста лет в узорчатом мешочке хранится медвежий коготь, – рассказала она. – Ко мне он перешел по наследству. Медведь – зверь священный, при нем не лгут. И когда люди хотели подтвердить свои обязательства, то они клялись на медвежьем когте. Соблюдая традиции, при «раздевании» медведя такие части тела доставались достойному человеку, и он мог быстро решить какие-то спорные дела клятвой на медвежьей лапе. Этот коготь меня попросили отдать для музейной экспозиции. Но он остался в моей семье для продолжения сказки – жизни, – говорит Башлыкова.

А стали бы вы искушать священного зверя на правду и ложь, ведь, по поверьям, он обязательно накажет лжеца. Во всяком случае, явь и сказка всегда соседствовали в жизни предков, и сейчас подчас, возвращая сказку, мы делаем ощутимее, ярче, насыщеннее саму жизнь.

– Искусство заключается в том, чтобы найти необыкновенное в обыкновенном и обыкновенное в необыкновенном, – считает Екатерина Шулятьева. – Искусство имеет множество определений и формулировок, но каждый понимает его по-своему.

Когда-то в детстве, когда не было интернета и гаджетов, Екатерина начала творить. Ей, ребенку, растущему в творческой среде, было интересно все, особенно когда ее работы приводили в восторг окружение и мама с улыбкой гордости показывала их всем гостям. Особенно неплохо получались мягкие игрушки, в которых читался характер озорной девчонки.

– Время не стоит на месте. И вот исполнилась мечта детства – я поступила в Центр искусств для одаренных детей Севера, где талантливые педагоги, художники мирового масштаба индивидуально работают со студентами. Обучение в таком месте для меня было невероятным открытием, я схватывала знания на лету. Было безумно интересно применять нашу северную тематику в своих работах.

Сегодня Екатерина – художник-керамист. Ею создано множество изделий из глины. Работая с ней, она ощущает себя волшебницей, когда из куска грязи появляется целое произведение искусства.

Екатерина Михайловна в своих работах воплощает традиционные образы манси в неожиданном материале.

– В моей голове постоянно происходит круговорот из мыслей, – говорит она. – Его я пытаюсь разложить по полочкам, когда в тишине начинаю лепить либо расписывать свои изделия.

Прообраз дипломной работы ей подсказал сон – приснилось, что возможно сделать работу – ширму – техникой мозаичной керамики. Но когда она об этом сказала преподавателю, та ответила, что затея хорошая, но слишком сложная для студента.

– Но я не люблю отступать. Все-таки решилась и сделала, – рассказала Шулятьева.

А мне вспомнилось одно из высказываний Льва Либова.

«Требуйте невозможного! – часто говорил он, и прежде всего самому себе. – Ставьте перед собой амбициозные, казалось бы, невыполнимые задачи».

– Родители – Светлана Ивановна и Михаил Дмитриевич Лебедевы – поддержали меня и всегда радовались моим успехам, всем начинаниям. Сейчас мама тоже занимается керамикой, папа, в соавторстве, помогает нам всем, – говорит Екатерина. – Ну и мое самое главное в искусстве – это мои дети. У меня три девочки, которым сейчас я тоже передаю свои знания. Делюсь с ними секретами творчества, и они не против, так что, думаю, в дальнейшем тоже преемствуют традиции нашего рода керамистов.

– Творческое начало присутствует в каждом человеке, – считает урайский поэт Константин Суходольский. – Особенно это проявляется в детском возрасте. Впоследствии для некоторых людей творчество становится призванием, смыслом жизни, их профессией, да и самой жизнью. Трудно сказать, что является толчком к началу такой деятельности. У каждого человека триггером выступает что-то свое. Но думаю, в основе этого лежат сильные душевные переживания и невыносимость держать их внутри себя.

Для Константина механизм творчества до сих пор остается некоей terra incognita, процессом малопонятным. Это некое трансовое состояние.

– Очень часто, когда появляются первые строчки и начинает рождаться стихотворение, понятия не имеешь, о чем оно и чем закончится. Не возникает даже мысли о том, чтобы оставить это дело и не писать. Как говорил Иосиф Бродский, человек впадает в зависимость от языка. Видимо, эта зависимость и движет поэта в выданном им направлении. А может, наоборот, направление выбирает его. Во всяком случае, чтобы добиться успеха в творчестве, одного таланта мало. Недостаточно и желания. Нужны учителя. Таких учителей судьба посылает нам разными путями… Кто-то едва заметно проносится мимо вашей жизни, чуть коснувшись ее, и вы впоследствии с трудом можете вспомнить их. Иные врываются в нее кометами и меняют кардинально, – считает он.

Такие люди, которые прямо сегодня вдохновляют молодых и начинающих на творчество и исследовательскую работу, живут рядом с нами.

– Наш округ и город – родина поэтов и писателей, чья жизнь и творчество стали примером верного служения Отчизне, – считает юная Полина Осокина. – Изучать их биографию и творческий путь, погружаться в мир примечательных человеческих судеб – интересное и увлекательное занятие. И мы, знакомясь с историей своего края, обращаемся к книгам земляков.

Свою работу она посвятила творчеству урайского писателя Ольги Гавриловой, для которой это стало приятным сюрпризом.

Четвертые Либовские чтения прошли на одном дыхании, убедив: и у них самих, и у того, что волнует участников чтений, есть будущее. Прежде всего, потому что ими самими движет любовь и неравнодушие – к родной культуре, родным традициям, к творчеству.

Фото автора


Зарегистрируйтейсь, чтобы участвовать в обсуждении.

Полезные ссылки