Служил Родине как мог

Служил Родине как мог
Урай помнит и чтит своих ветеранов. Фёдор Саламатов в центре

В Великую Отечественную сибиряки славились отличными воинскими качествами и внесли немалую лепту в приближение Победы Советского Союза над немецко-фашистскими захватчиками. Был среди них и наш земляк – Фёдор Васильевич Саламатов (10.04.1923 – 25.05. 2009 гг.), который отправился на фронт в июле 1942 года из поселка Евра.

От поселка до поселка на телегах забирали служить молодежь Кондинского района. В поселке Леуши новобранцев расселяли в школе-интернате и клубе, распределяли по ротам. Несколько дней новобранцы разгружали 1 200 тонн хлеба с барж пришвартовавшегося парохода «Храбрый». После этого всех солдат посадили на пароход и отправили по реке в Нахрачи (Кондинск), затем в Самарово (Ханты-Мансийск). Из Самарово новобранцев на пароходе «Владимир Ленин» отправили в Омск.

Прибывших солдат переодели в старую заштопанную военную одежду, приказали из камыша плести маты, на которые позже в землянках укладывали матрацы. Внутри землянок стояли железные круглые печки. Проводились занятия по военной подготовке. Фёдор Васильевич запомнил на всю жизнь строение станкового пулемета «Максим» и присказку раненого солдата, который знакомил с орудием: «Кожух, короб, рама, шатуны с мотылем, возвратная пружина, приемник с ползуном». Солдат, помимо военной подготовки, заставляли за 12 км в рюкзаках таскать с полей картошку. Кормили в части ужасно – в рассольнике, когда мешаешь бульон, было видно, как по кругу двигались огуречные семена. Три раза в день давали по 250 грамм хлеба. Из-за плохого питания солдаты быстро худели, болели. Но однажды в часть прилетели проверяющие, и уже на следующий день обстановка в лагере поменялась – появилась уха с красной рыбой, второе блюдо. Состояние солдат улучшилось.

В середине января 1943 года выдали новую форму: нижнее белье, ватные костюмы, шапки, теплые рукавицы. Вскоре солдат погрузили в железнодорожный состав с телячьими вагонами, буржуйкой и повезли. Куда – никто не знал. Ночью их высадили на станции Дубки (Сталинградская область), и 12 километров солдаты шли пешком. Потом оказалось, что они остановились около речки Царица. Каждому выдали большие ржаные сухари, вкуснее, чем сегодняшний белый хлеб. Ночью к солдатам подошел старшина и спросил: «Пулеметом умеете пользоваться?» Вот тут-то и пригодились знания, полученные под Омском, вспомнилась присказка о «Максиме». Был выбран пулеметный расчет из трех солдат: Фёдор, пулеметчик и солдаты, которые должны были во время боя набивать брезентовую ленту патронами.  Пулеметный расчет в сопровождении старшины двинулся в сторону тракторного завода «Красный Октябрь». Определили сектор обстрела, установили пулеметное гнездо, подтащили банки с патронами.

Забрезжил рассвет. Послышался нарастающий гул – летели самолеты.  В этот день 1 200 самолетов бомбили Сталинград.

– После бомбежки кругом стоял дым, пыль, гарь, было тяжело дышать. И вдруг мы увидели немцев, которые шли прямо на нас. Длинная цепь немцев, автоматы на уровне пояса, они без остановки хаотично стреляли в нашу сторону, – вспоминал Фёдор Васильевич. – Я определил сектор обстрела и выжидал, когда немцы подойдут ближе. А потом «заговорил» пулемет – проведет пулеметчик очередь по немцам, всех скосит. Но через некоторое время новый ряд фашистов идет в наступление. И снова звенит пулемет, а немцы все идут и идут.

Чувствует Фёдор, как у него волосы поднимаются, шапка на голове – тоже. Было очень страшно. Но пулемет все бьет и бьет. До того стрелял пулемет, что раскалился. Нужно быстро его охладить. Посылает Фёдор Васильевич одного из солдат с котелком к ручью за водой, который протекал сразу же за кустом. Ждет, а солдата нет, отправляет второго. И второй не возвращается. Пополз сам и видит, что оба убиты. Их сразил снайпер. Тогда Фёдор Васильевич, не выглядывая из-за куста, нанизывает котелок на палку и зачерпывает воды, осторожно поднимает, чтобы подтянуть к себе, но раздается выстрел, котелок прострелен и из него льется с двух противоположных сторон вода. Пополз назад без воды.

На помощь пришли солдаты из соседнего расчета, принесли воды. Опять заработал пулемет. Немцев стали подпускать поближе – 70, 60, 50 метров, и огонь. Как снопы, валились немцы. Но атака продолжалась до вечера. Первые сутки боя – первое боевое крещение, которое до мелочей помнится через 66 лет. За многих в этот первый свой бой отомстил солдат-сибиряк Фёдор Саламатов.

И вдруг сзади разорвался снаряд, Фёдор Васильевич почувствовал страшную боль, ударившую по голове. Санинструктор оттащил раненого в безопасное место, потом был госпиталь, где из шеи солдата вынули осколки снаряда. После двух месяцев лечения он попал в роту автоматчиков, а когда стали набирать в разведку, пошел один из первых.

На вопрос: «Кто сибиряк?» – отозвалось несколько человек, в том числе и Фёдор Васильевич. Сибиряки славились своей силой, здоровьем, умением ориентироваться на местности, были отличными стрелками. С будущими разведчиками провели беседу, стали обучать навыкам ориентирования в разное время суток, умению пользоваться ножом, обучали силовым и боевым приемам. С месяц шло обучение разведчиков. Затем была Белоруссия, Ржев. Разведрота ходила на задание по необходимости. В июле 1944 года под Витебском отбили у немцев склад с парадной немецкой формой, видно, фашисты готовились к параду. Шли дни. Однажды во время отдыха проходило собрание, где Фёдора Васильевича приняли в кандидаты КПСС.

–  В основном в тыл лазили, чтобы изучить местность, расположение немецких боевых точек в каждом квадрате. Зарисовывать ничего было нельзя, все запоминали. По возвращении в часть докладывали обо всем командиру, он данные переводил на карту, затем уже авиация летела и проверяла наши донесения. У нас был подполковник Евтушенко, пожилой, хороший командир. Вернемся с разведки, а он: «Но что, сынки, как дела?» Даст возможность отогреться, напоит чаем, а потом уже мы обо всем докладываем, – рассказывал Фёдор Васильевич.

В июле 1944 года во время разведки командир отделения Саламатов получил осколочное ранение в правую ногу во время перебежки через дорогу. Одного из отделения убило. Солдаты тут же перенесли командира в овраг, положили на брезент и понесли по оврагу в тыл. По ходу меняли друг друга, один солдат придерживал раненую ногу.  Погрузили на бричку, и санинструктор на лошади повез командира в медсанбат.  Осмотрев ранение, старый хирург решил спасти ногу парню, хотя другой предлагал ампутировать ступню.

– Он еще молодой. Все осколки вытащим, пусть нога болит, но она своя, – слова пожилого хирурга помнил до конца жизни Фёдор Васильевич.

В Ивановской области он пять месяцев пролежал в госпитале. В январе 1945 года отправился на полгода домой на долечивание и восстановление здоровья. Дома Фёдор Васильевич узнал о Великой Победе.

Во время нашей беседы фронтовик не раз повторял:

– Служил Родине как мог.

Фото из архива семьи Саламатовых

Воспоминания записаны в 2009 году


Зарегистрируйтейсь, чтобы участвовать в обсуждении.

Полезные ссылки