Трудовые династии. Мы все «бажановские»!

Трудовые династии. Мы все «бажановские»!
Счастливая семья Пшеничных

Автор: Денис КОЛОДЯЖНЫЙ

В Москве на XX съезде КПСС объявили, что к 1960 году добыча угля составит 593 млн тонн. Нужны были новые шахты, не обязательно крупные. После восстановления промышленности, разрушенной войной, «Всесоюзной кочегарке», как в те годы называли Донбасс, предстоял новый этап развития. Для строительства шахт нужно набрать 35 тысяч человек, но только за две недели ноября 1956 года поступило 50 тысяч заявлений. Со всех концов необъятной Родины люди ехали целыми семьями. Десятилетиями тяжелого самоотверженного труда в Донбассе формировались шахтерские династии. Об этом мы расскажем в проекте «Живущие рядом. Урай – Макеевка».

Справка «ВМ сегодня»

В первое десятилетие своего существования шахта называлась «Бутовская-Глубокая». В 1967 году ей присвоено имя В. Бажанова. Предприятие строилось и сдавалось в эксплуатацию в две очереди. «Мелкая» шахта была пущена в строй в 1957 году с производственной мощностью 420 тыс. тонн угля в год. Выемка угля производилась комбайнами «Кировец», «Шахтер-2», позже комбайнами МК-67. Крепление в очистных забоях производилось деревянной крепью. Прохождение горных выработок осуществлялось буровзрывным способом с применением породопогрузочных машин ППМ-4. Уже через год коллектив перекрыл плановое задание на 80 тыс. тонн. А перед вводом в строй второй очереди шахты в 1963 году производственная мощность достигла 663,7 тыс. тонн.

Геннадий Гуркин трудится главным энергетиком

С 1964 года бажановцы начали отработку пласта m3 на глубине 1000 метров. В 1965-м впервые достигнут годовой миллионный объем добычи. В 1967-м впервые на шахте применен механизированный комплекс КМ-87Д. С 1967-го начала использоваться посадочная крепь «Спутник». С 1971 года на шахте применяется новая система отработки лав. Одна из самых глубоких шахт Донбасса.

Супруги Пшеничные, Нина Викторовна и Владимир Семёнович, – оба из шахтерских семей. Причем не только мужчины, но и женщины связывали свою судьбу с горнодобывающей отраслью.

Рассказывает Нина Пшеничная:

– В 1956-м мои родители, родом из Воронежской области, некоторое время жили в Волгограде. Когда начались ударные стройки в Донбассе, переехали в Макеевку. Отец, Виктор Тимофеевич Кондратьев, работал на строительстве шахты «Бутовская-Глубокая» (в настоящее время шахта имени В. Бажанова). После сдачи шахты в эксплуатацию переведен рабочим шахты, проходчиком. Мама, Татьяна Васильевна, работала на сортировке. Родители – оба ветераны труда. Мой дядя и двоюродный брат тоже трудились на шахте. И все живут в поселке шахты имени Бажанова. Вся семья мужа тоже работала на шахте. Мы все – «бажановские!».

Рассказывает Владимир Пшеничный:

– Отец, я, мой брат и племянник работали на горнодобыче. Мама, так же как и тёща, работала на сортировке. Окончил училище, отслужил в Советской армии и пришел на шахту. Довелось быть и слесарем, и механиком, и горномонтажником. Параллельно окончил вечерний техникум. Работал на участке МДО (монтаж-демонтаж шахтного оборудования) горным мастером. Подготавливали новые лавы, из старых демонтировали оборудование. Участок хоть и считается вспомогательным, но не менее важен, чем другие. Второстепенных работ на шахте нет. От каждого зависит и добыча угля, и безопасность труда.

За долгие годы добросовестного труда Владимир Семёнович неоднократно отмечался руководством горнодобывающей отрасли, в частности, награжден знаком «Шахтерская слава» II и III степеней.

Дочери выбрали медицинскую и педагогическую стезю.

– У меня с детства была склонность к педагогике. Работаю в школе. Должен ведь кто-то учить детей шахтеров? – говорит старшая, Елена Владимировна. – Когда мы познакомились с моим будущим мужем, выяснилось, что его отец, как и мой, также работает на шахте имени Бажанова. У свекра, Головачева Алексея Максимовича, 15 лет трудового стажа. Мой муж тоже работал на этой шахте, сейчас уже на пенсии.

Кто хорошо работает, тот умеет хорошо отдыхать.

Нина Викторовна вспоминает:

– В нашей семье был большой круглый раскладной стол. А так как папа был человеком компанейским, то он всегда заранее готовился к праздникам, радушно встречал гостей. Было много пластинок, постоянно звучала музыка в доме: романсы, такие как «Гори, гори, моя звезда», солдатские и военные песни. Он очень любил музыку. Даже в зрелом возрасте сам выучился играть на баяне.

Мы часто ездили к родственникам в Воронежскую область, и они к нам приезжали. Затаив дыхание, они слушали наши рассказы о шахте. Для них было в диковинку всё, что для нас было обыденным: вагонетки, терриконы, шахты глубиной в километр. Глядя на их удивленные лица, меня всегда охватывало чувство гордости за наш угольный край, за Донбасс.

Рабочие на шахте имени Бажанова – одной из крупнейших угольных запасов

29 июля 2011-го на шахте имени Бажанова произошла трагедия – обрушение башенного копра скипового ствола шахты. Авария унесла жизни 11 горняков. Более 3 тыс. работников были распределены по другим предприятиям «Макеевугля». Но планам по восстановлению работоспособности шахты не суждено было осуществиться – произошел госпереворот в Киеве.

Один из тех, кто продолжает семейную трудовую династию, – Геннадий Гуркин, муж младшей дочери четы Пшеничных, Алевтины.

– В 2003 году я окончил училище (профтехучилище № 102, с марта 2003-го по настоящее время – Макеевский профессиональный горный лицей) и поступил на работу на шахту имени Бажанова подземным электрослесарем, на участок автоматики и связи. Позже, с 2019 года, исполнял обязанности старшего механика шахты, – рассказывает Геннадий Николаевич. – Благодаря победе в городском и областном конкурсах электрослесарей поступил на бюджетное обучение в Донецкий профессионально-педагогический колледж.

Большую роль в выборе профессии сыграло наставление отца. Меня всегда привлекала электротехника, и отец подсказал мне обучиться на подземного электрослесаря. Преимущество было в том, что шахта недалеко от дома, 10 минут ходьбы на работу. Тем более что я разбирался в автоматизации. Меня сразу после училища по характеристике приняли на хороший участок. В автоматику попасть не так-то просто, всегда был большой конкурс на места. В 2003 году на предприятии работало около 4 тысяч человек.

Не думал, что именно в шахте, под землей буду работать. А во время прохождения производственной практики от училища был первый спуск. И мне понравилось! Хотя первый спуск был сложным: от перепада давления закладывает уши. Сейчас я работаю исполняющим обязанности главного энергетика шахты. Отвечаю за три участка: подъемные и вентиляционные установки, котельная, средства связи. Надеемся, что найдется инвестор и шахта снова заработает в полную силу.

Пока мы беседовали, младший представитель трудовой династии, Илья, нарисовал несколько замечательных рисунков, а после интервью поделился своей мечтой: когда вырастет, хочет сделать так, чтобы люди не болели и жили как можно дольше.

Фото автора и из архива семьи Пшеничных

* * *

Проект реализуется на средства гранта

Департамента внутренней политики

Ханты-Мансийского автономного округа ‒ Югры


Зарегистрируйтейсь, чтобы участвовать в обсуждении.

Полезные ссылки